Два года «банкопада» в Украине — это 66 павших банков и 61 миллиард гривен из наших карманов. Даже если у вас не было счетов в павшему банка — вы заплатите. Даже если банк был убит махинациями владельца, который вывел оттуда деньги — заплатите все равно вы. Именно так сегодня работает украинская система гарантирования вкладов физлиц. Парадокс в том, что она имеет право и должна работать совершенно иначе. Но почему-то не хочет.

Часть первая. В которой владелец банка ворует деньги вкладчиков

«Олигархический банкинг -« пылесос »у населения деньги, выдаете самому себе и на этом строите свою дутую империю. Наступает время отдавать, а отдавать не хочется и ничего — и пошло-поехало »- так финансовый бизнес Олега Бахматюка охарактеризовала глава НБУ Валерия Гонтарева.

В аграрном секторе Олег Бахматюк уже много лет известен как яичный миллиардер: владелец агрохолдинга «АвангардКо» и группы «Укрлендфарминг» — это 19 птицефабрик, 6 комбикормовых и 6 сахарных заводов, 125 ферм. Как успешный хозяйственник, который засеял рекордные 650 тыс га и развел 66000 голов крупного рогатого скота. Однако в финансовом секторе он запомнить «ятаеться как банкир, который развел более 400 000 вкладчиков двух своих банков -« VAB »и« Финансовая инициатива »

VAB: свой к своему за чужое

Бахматюк выкупил VAB в 2011 году — планировал кредитовать аграрный бизнес, а вкладчиков заманивал выгодными ставками на депозиты. И начиналось все очень радужно. Телереклама банка разъясняла людям «Деньги должны работать». И они сработали, но — вовсе не на вкладчиков.

Уже через три года радуга тускнеет. НБУ признает банк проблемным, а весной 2015 пускает на ликвидацию. Официально это объясняли тем, что акционер недофинансировало свой банк. Неофициально же говорили — Бахматюк доигрался с инсайдерским кредитам. Это означает, что банк собирал у населения деньги на депозиты и кредиты раздавал их фирмам, связанным с владельцем и руководством банка. Фирмы деньги так и не вернули, поэтому банк в конце концов «лег». Говорили об этом много, но сколько прошло и куда, никто не уточнял. Так кому Бахматюк нароздавав деньги и сколько они должны банку?

1) ООО «Стар-Мастер» (взял 354 млн. Грн.) Случай из серии вполне очевидных: и на момент кредита и сейчас — она через цепочку ООО «Гадячский мясокомбинат» — ООО «Агро Альфа» — ООО «АгриАльфа» — принадлежит «Укрлендфарминг» Бахматюка.

2) ОАО «Железнодорожник» (взял 938 млн. Грн.). Занимала деньги под руководством менеджеров Бахматюка — на момент займа фирма была ПАО, где председатель и два члена наблюдательного совета (Олег Солощук, Надежда Громыко, Андрей Дзундза) были его фирмы ООО «Станиславская торговая компания» ( «СТК»). Сейчас «Железнодорожник» ликвидирован, но его правопреемником уже официально числится тот самый «СТК», а конечным бенефициаром — Бахматюк.

3) ООО «Ледер Плюс ЛТД» (кредит 438 млн грн.). Принадлежала до сих пор принадлежит менеджерам Бахматюка. Ранее ее владельцем было ООО «Зернотрейд» (запомните это название), оно принадлежало Олегу Василишину — человек с таким ФИО возглавляет ООО «Бон-Эксим», одну из фирм группы «Укрлендфарминг» Бахматюка. Когда «Ледер» брала кредит в VAB — ее на время переписали на 25-летнего Антона Филимоненко, человек с таким ФИО известна как топ-менеджер «Укрлендфарминг». После кредита снова новый владелец, однако и он из группы Бахматюка — Владимир Симотюк, директор ОАО «ПиК» (тоже с «Укрлендфарминг»).

4) ООО «Украина — Агроинвест» (кредит 406 000 000). Связи с Бахматюком особо не скрывают, иногда кажется — ими просто дразнят. Когда эта фирма брала кредит — принадлежала трем работникам Бахматюка. Наталья Костыркина — член Наблюдательного Совета ПАО «Октябрь» и

ОАО «Ритм» (оидви «Укрлендфарминг»). Ярослав Шульган — член Ревизионной комиссии второй из упомянутых фирм. Андрей столпников — директор ООО «Укрпродзерно», принадлежавшего уже знакомому нам «ЗЕРНОТРЕЙД». Пока же еще один совладелец — кипрская компания «Екстрар Холдинг Лимитед», ее бенефициаром в ЕДРи значится Богдан Прокоса, Председатель наблюдательного совета ПАО «Авангард».

Сегодня долги по таким кредитам Фонд пытается выбить через суд. И вообще мы таких судов насчитали на 3,29 миллиарда.

Судится Фонд без энтузиазма. Большую часть дел ФГВ выигрывает в первой инстанции, однако все они на обжаловании. Некоторые дела «сливают» уже в самом начале — Фонд не приносит в суд необходимые документы. Так, суд со «Стар-Мастер» буксует из-за того, что истец не принес оригиналы кредитного договора с приложениями и договорами об изменениях. Их изымало СБУ, вернуло, однако кто в банке принял договора — неизвестно, ведут служебное расследование.

В самом банке комментировать суды отказались. Директор Фонда гарантирования вкладов них тоже говорить не хочет, говорит что не в курсе отдельных судов отдельных банков. И крутит стрелки на правоохранителей: «Они (документы) не в Фонд возвращаются, они вынимаются из банка и возвращаются в банк, и я хоть унапревеликий сожалению сказать, что далеко не всегда они возвращаются. В целом и пропадают они не в банках, а в тех органах, которые делают выемки, а потом забыл их вернуть. То они переезжают, то в них реорганизация, то у них еще что-то … »

VAB 2.0: «Финансовая инициатива»

В середине 2000-х Бахматюк создает еще один банк — «Финансовая инициатива», который закончит не лучше. В июне 2015 «Фининициатива» получает статус неплатежеспособной. Официально Нацбанк говорил: даже несмотря на докапитализации стабилизировать ситуацию в банке не удалось, он не возвращал рефинансу кредиты самом НБУ (а их за 2014-2015 гг банк набрал 8360000000 грн.), А клиенты банка начали жаловаться, что им не отдают деньги. Неофициально снова говорили о том, что банк випатрошилы инсайдерским кредитам.

Определить, кому нароздавав кредитов этот банк — тоже несложно. В имущественном реестре, мы нашли ряд кредитов на сотни миллионов — выданных «Финансовой инициативе» Бахматюка фирмам, связанным с Бахматюком.

Например, находим кредитный портфель в 946 млн грн. сформирован по ссудам трех компаний, все так или иначе пов «связаны с владельцем банка, который опустошили:

1) ООО «ИнвестАгроГруп», основанная Романом Яремчуком — юристом «СТК» и директором уже известного на «Железнодорожника», который уже перекачал миллиард с VAB. Позже «ИнвестАгроГруп» переписали на Тараса Прокопика, также юриста «СТК», а еще партнера Бахматюка по мясному бизнеса (имеют общую фирму ООО «Сарнымясопром»).

2) ООО «ГАЗПОСТАЧ», это партнер Бахматюка по агробизнеса. Фирма выступила соучредителем ООО «Агромаш-Запад» вместе с «Авангардко инвестментс паблик лимитед». Кроме того, фирма прописалась в офисе самого банка в Киеве, по Щорса 7/9.

3) ООО «Мьясопродинвест» — создана структурами с орбиты Бахматюка — уже знакомой фирмой «Зернотрейд», позже переоформлена на Юлию Петрову, которая была членом Набсовета ОАО «Долинский Птахоомбинат» (владелец — Укрлендфарминг). А сейчас под стать Петровой совладельцем вписана уже упоминавшаяся выше оффшорная «Екстрар» БОГЛАНА ПРОКОСИ

Причем в залог под эти кредиты было оформлено имущество фирмы … также Бахматюка. Это ОАО «Стебницкое горно-химическое предприятие« Полиминерал ». По состоянию на ипотечный договор фирма принадлежала «Укрлендфарминг», пока структура собственности изменили, однако через цепочку (ООО «Зорема Вест» и ОАО «Дакор Вест») конечным бенефициаром остается — Бахматюк. То есть одолжил своим — и сам же за них поручился.

А некоторые инсайдерские кредиты были очень инсайдерским. В 2012 году Бахматюк приобрел имение в Козине. Дом на тысячу квадратов, отдельный дом для охраны, беседка, все как положено.

Купил его в кредит. Крупную сумму, 58 млн грн., Взял в собственном же банка «Фининициатива». Ипотеку закрыли в начале 2015, однако полноценным владельцем дома Бахматюк НЕ пробыл и дня. Юридически. В тот же день по договору купли-продажи имение переоформляют на сестру Бахматюка — Наталью Василюк.

Эти маневры странным образом совпали с двумя интересными событиями. Первая — в украинском законодательстве была усилена и конкретизирована норма об ответственности владельцев банков за доведение финучреждения к коллапсу (об этом во второй части статьи), а банки яичного магната раз были в шаге от смерти. Второе — сбивать кредитные долги с Бахматюка начал Нацбанк. Он просил суд наложить арест на имущество и счета бизнесмена. И суд наложил. В постановлении от 6 февраля 2015 указано: наложить арест на все движимое и недвижимое имущество, в т.ч. счета в банках, далее приведен перечень счетов, а вот перечень имущества почему-то не было. По этой причине, а может по какой другой в козинской недвижимости арест так и не доехал. Уже через неделю после принятия, 12 февраля, в имении новый владелец, совсем недалекого родственника Бахматюка. Теперь, даже если яичного магната заставят отвечать за падения банков собственным имуществом — по меньшей мере одному имении в Козине ничего не угрожает.

Прифронтовой курятник. «Куриная слепота» ФГВ.

Доить «Финансовую инициативу» Бахматюк не прекратил, даже когда в банк перешел под контроль ФГВ. В конце июня 2015 НБУ признает банк неплатежеспособным, Фонд вводит там временную администрацию и начинает выплачивать вкладчикам гарантированные суммы (ни много ни мало — пока выплатить уже 3350000000 грн.). И вот пока Фонд — читай бюджет — прощается с очередными миллиардами, уже в середине июля один из курятников Бахматюка проворачивает феерично наглую сделку, вытягивая из банка-банкроту последние деньги.

Пока Фонд здесь в Киеве разгребает завалы «ФИ», в прифронтовой зоне казалось бы в обычном режиме работает Волновахская птицефабрика ПНВК «Интербизнес» (входит в холдинг «АвангардКо»).

Обычный режим нарушает директор птицефабрики Вячеслав Коцан, он собирает всех работников на сборы и предписывает следующий день принести паспорта. Угрожая не дать зарплату за месяц, фабрикантов заставляют подписать два документа. Один — доверенность бухгалтеру фабрики распоряжаться банковским счетом работника как своим родным, снимать, переводить, открывать еще счета. При этом доверенности оформили без права отзыва. Второй — договор займа. Подписать заставили под давлением — начальство угрожало не выдать зарплату за месяц, читать что подписываешь — не давали, документы удостоверял нотариус — но подписывали их в нотариальной конторе, а прямо на фабрике, и в конце концов займов никаких люди не получали.

Все эти детали мы узнали через ряд судебных исков. Работники фабрики в какой-то момент спохватились, что наподписывали чего-то непонятного, и обратились в суд с требованием отменить доверенности. И кипу таких доверенностей суд отменил. Вот только беда в том, что ими успели воспользоваться.

К счастью, кроме собственного похода в суд с гражданскими исками о доверенностей, фабриканты додумались коллективно обратиться по этому балагана еще и в прокуратуру. Последняя сейчас ведет уголовное производство по трем статьям — мошенничество, присвоение и подделка. В промежуточных решениях читаем, что же присвоили. По данным следствия, используя эти доверенности и договоры займов, «Интербизнес» перечислил со своего счета в «Финансовая инициатива» деньги на счета работников в виду предоставление обратной беспроцентного финансовой помощи. Работники, как вы памьтаете, все как один на судах утверждали, что никаких денег не получали. Диагноз прокуратуры — противоправное завладение средствами Фонда гарантирования вкладов физических лиц в особо крупном размере. Ведь деньги были выведены из банка, когда там уже третью неделю сидел ФГВ, то есть это это были деньги Фонда гарантирования вкладов.

В этой истории остается только два вопроса. Первое — сколько именно денег вывели из банка. Сумма в судах пока не фигурирует, однако если в Бахматюка рискнули подставиться под три статьи УК, то сумма должна быть большая. Второе — на разновидность куриной слепоты болеет Фонд, если он не заметил, как у него из кармана вытащили такую сумму. Это, конечно, если он действительно не заметил.

Доили, доим и доить дальше собираемся

 А знаете что еще можно сделать, когда ты уже вытащил все возможные деньги из своего банка? После того как Фонд гарантирования вкладов раздаст твои долги бюджетными деньгами — вернуться и снова купить свой банк. За копейки, он же банкрот. Есть подозрения, что именно это и пытается провернуть Бахматюк.

Полная ликвидация банка — лишь один из пяти вариантов вывода неплатежеспособного финансового учреждения с рынка. Еще есть схемы с принимающим банком и переходным банком, но гораздо приятнее и выгоднее вариант — это найти инвестора, который выкупит банк и сам поднимет его из руин. Баба с возу — Фонда легче, и поменьше митингов под дверью Нацбанка.

Поэтому в июле прошлого года ФГВ объявил о поиске инвестора для «ФИ». На том конкурсе единственная поданная заявка была от кипрской фирмы «Perusta Constructions LTD» и эта компания была допущена к участию в конкурсе по выбору квалифицированных инвесторов. Заплатила 40 млн грн. гарантийного взноса и предложила выкупить банк за 31 млн грн. Но Фонд вдруг решил банк все-таки ликвидировать, продлил временную администрацию. Сегодня Ворушилин говорит: позиция Фонда и Нацбанка — конкурс не состоялся, но причин не объясняет. Но «Perusta» подала в суд иск с требованием «объявить ее победителем конкурса», и пока продолжается судебная тяжба, в рамках обеспечения иска, киприоты добились того, что Фонду запретили ликвидации банка. Это значит на неопределенное время откладываются и продажа активов, и расчеты с кредиторами и Фондом.

Что это за настойчивый кипрский инвестор? Официально конечный бенефициар «Perusta» неизвестен, однако различные ниточки, в данном выпада судебно-юридические, навязчиво тянутся снова к Бахматюка.

В судах эту фирму представляют два юриста — «Погорелый С.А.» и «Зеленковская А.А.».

Первый — Станислав Погорелый, известный как член Ревизионной Комиссии уже упоминавшегося ОАО «Авангард».

Второй — достоверно Александр Зеленковская, директор на фирме Погорелого, ООО «Эдель-Бау», который тоже работал на структуры Бахматюка — представлял в суде ООО «Магнит», когда VAB взимал с него кредитный долг. При этом владельцем «Магнита» в середине 2000-х был сам Бахматюк, а по состоянию на кредит — Кристина Непип, экс-глава набсовета ПАО «Береговский мясокомбинат», принадлежавшего «Укрлендфарминг».

При этом доверенности от Перусты юристы получили сразу после признания банка ФИ несостоятельным (Погорелый в июле, а Зеленковская в августе 2015), что кипрская фирма следила за банком и заранее знала, что он упадет и она захочет его купить.

Директор ФГВ Ворушилин по этому поводу немногословен: «Хорошо предположения, документальные должны быть доказательства. Ну и в общем-то тоже были на ц тему сплетни-домыслы, но вместе с тем «Perusta» обратное доказывала и показывала материалы, они не являются связанными лицами ». То есть для Фонда гарантирования вкладов, что два юриста Бахматюка хотят через кипрскую прокладку за копейки купить прогоревший банк Бахматюка, то не значит н «связи между киприотами и Бахматюком.

Часть вторая. В какой за все платите вы

Проблема таких случаев, как «VAB» и «Финансовая инициатива», не заканчивается тем фактом, что владелец банка вывел средства и оставил вкладчиков ни с чем. Есть гораздо более серьезная проблема, системная. Она заключается в том, что расплачивается за это карнавал не собственник банка и не его руководство, а украинский бюджет, то есть мы с вами. Даже если вы не имели вклада в этих банках, даже если вы никогда о них не слышали — за их падения вы платите из своего кармана. А те, кто банк «положил» — нет.

Для того, что вы не запутались в законодательстве и терминологии, сначала вспомним, как вообще функционирует система гарантирования вкладов и сама учреждение, реализует эту систему — Фонд гарантирования вкладов физических лиц

Когда банк пускают на ликвидацию, за дело берется ФГВ. Он принимает на себя руководство финансовым учреждением, выводит ее с рынка и выплачивает людям их вклады в пределах гарантированной законом суммы 200 000 гривен. Это знают все. Однако мало кто знает, откуда берутся эти деньги, которые ФГВ раздает вкладчикам, и — главное — происходит дальше.

Деятельность ФГВ регулируется Законом Украины «О гарантировании вкладов физических лиц». Согласно ему, Фонд является отдельной, экономически самостоятельным учреждением, в деятельности которой на имеют упражнение вмешиваться ни органы государственной власти, ни Национальный банк. На первых позициях в списке источников финансирования этой самостоятельной структуры — взносы, которые все живые банки должны платить в фонд. В идеале, компенсировать вкладчикам погорелого банка их гарантированные законом 200 000 должны из кассы, которая формируется благодаря этим взносам. Но такая система не рассчитана на 30 банковских коллапсов в год.

Например, по данным Фонда, в прошлом году из банков собрали 3,48 миллиарда взносов. Но вкладчикам за год пришлось выплатить в несколько раз больше — 50300000000. Так откуда взялись деньги?

Их фонд уже два года занимает в Нацбанке и Минфина — то есть из бюджета, а значит у нас с вами. Сегодня Фонд должен нам более 60000000000: долг перед НБУ составляет 9700000000 грн., Минфина же Фонд должен вернуть 51600000000 грн.

Или есть другие источники, из которых можно было бы взять деньги, не опустошая и так куцый украинский бюджет?

В теории, какие-то деньги Фонд вытягивает и с самого погорелого банка. Зайдя в банк, ФГВ осуществляет две основополагающие вещи. Во-первых, утверждает реестр акцептованных требований кредиторов (т.е. сколько и кому банк должен). Во-вторых, проводит в банке инвентаризацию и утверждает ликвидационную массу (недвижимое и движимое имущество, права требования по кредитам — все то, что можно продать). Продав ликвидмасу, Фонд отдает долги согласно очередности реестра акцептующих требований. Сначала — выплаты за вред жизни и здоровью, которую банк нанес работникам или посетителям. Другими заберут свою зарплату работники банка. В третью очередь, что важно, становится сам Фонд — он возвращает себе деньги, розданные вкладчикам до 200 000. Далее в очереди вкладчики с большими депозитами (так называемые «физики 200+»), и так — десять очередей. Причем следующую очередь начинают тушить, когда закончат предыдущую.

Простая схема, но есть две беды. Первая — с продажей активов банков в Фонд критически не сложилось. 2015 г.. Он наторговал на 1 млрд грн., Это всего лишь 4,1% от общего начальной стоимости выставленного на продажу имущества. Вопрос об эффективности / прозрачности аукционов — отдельная большая тема, она поднималась уже неоднократно, и останавливаться на ней очередной раз не будем. Потому что есть вторая проблема, с системной точки зрения глобальная: оценочная стоимость ликвидационной массы обычно в разы ниже общую сумму акцептующих требований кредиторов. Это называется «недостаточность имущества банка» и это значит, что даже при идеальных условиях, когда продать удастся все имущество и выручить за него максимальную ожидаемую сумму — этих денег все равно не хватит, чтобы покрыть все долги банка.

Поэтому пока ситуация складывается так, что денег обычно не хватает не то, чтобы все 10 очередей закрыть, а даже на компенсацию самому Фонду того, что он раздал мелким вкладчикам. А если Фонд не будет пополняться деньгами — то сам не в состоянии будет вернуть деньги тем, у кого занимал, то есть бюджет.

Сегодня в украинском законодательстве существует норма, которая позволяет бороться с недостаточностью имущества банка — путем взыскания недостачи из тех владельцев и топ-менеджмента, которые подвели банк под монастырь. Речь идет о ч.5 ст. 52 ЗУ «О гарантировании вкладов физлиц». Сформулирована она достаточно просто.

Уже в самом начале ликвидации банка, когда Фонд посчитал долги и активы, отнял у первого второе и получил «минус», он обращается к связанной с банком лица, действия или бездействие которого причинили кредиторам и / или банка вред и / или повязкам связанной с банком лица, в результате такого получила имущественную выгоду, с требованием о возмещении причиненного банка вреда. Под связанными лицами, за разъяснением НБУ, имеются в виду руководители банка, владельцы существенного участия (акционеры с долями 10% и более, то есть основные владельцы), аффилированные лица банка и их руководители и владельцы существенного участия, а также близкие родственники всех выше указанных. Причем в случае их отказа компенсировать потери банка Фонд идет в суд, а также завершения процедуры ликвидации банка не является основанием для окончания судебного разбирательства по таким искам.

Сразу отметим, что привлечение к ответственности банков и взыскания с них средств — это не украинская выдумка. Заместитель директора-распорядителя ФГВФЛ Андрей Оленчик говорит: указанную норму в украинском законодательстве разрабатывали на основе общепринятой в мире практики в т.н. «Стратегическом треугольнике» — Всемирный банк, Фонд гарантирования вкладов и Национальный банк (позже также помогали МВФ и US Treasury — американский МинФин): «Во всем мире практика такова: если ты владелец существенного участия, если ты даже не сделал каких противоправных деяний, а не выводил активы, не крал их, извиняюсь там, не размывал — даже если ты этого не делал, достаточно того, что ты владелец существенного участия и ты должен был принять определенные очевидные меры. Так, в первую очередь, например, по докапитализации, или, извиняюсь, оптимизировать инсайдерский кредитный портфель, которым грешат подавляющее количество украинских банков. То есть сделать те вещи, которые не допустят к тому, что банк будет признан неплатежеспособным. Если ты этого не сделал, то по идее всем этот факт абсолютно достаточно. Ну — в развитых нормальных странах, где существует цивилизованная банковская система ».

Если бы эта норма работала так же просто, как написано — Фонд не тянул бы деньги из бюджета. Или хотя бы тянул бы с видимой и ощутимой перспективой отдать одолженное.

Например, сегодня по данным Фонда, самые минусы — самую недостаточность имущества в банке — оставили «Надра» Дмитрия Фирташа. Банк имел долгов на 25000000000, активов насчитали три раза меньше. Нехватка — 17000000000. Фонд из своих средств уже выплатил вкладчикам 3,5 миллиарда. Сегодня Фирташ — №16 в списке самых богатых украинский от Форбс. Его состояния, а их оценивают в $ 251 млн, хватило бы, чтобы отдать долг менее Фонда.

Второй в рейтинге недостач — «VAB» Олега Бахматюка. Банк умер с долгами в 18,18 миллиардов гривен. Все активы оценили в 5610000000 грн. Нехватка — 12570000000 грн.

Фонд из своих средств уже выплатил вкладчикам 6,58 миллиарда. Состояние Бахматюка Форбс в год падения банка оценивал в $ 597 млн. Если бы их тогда стащили с Бахматюка — хватило бы выплатить все долги его банка.

Третий минус — знаменитый Сергей Курченко. Его «Брок Бизнес Банк» пал с нехваткой более 9000000000. Вкладчикам Фонд выплатил 2,5 миллиарда своих средств. Из банка подъемник в 10 раз меньше. Форбс так и не оценил состояние юного дарования. Форбс так и не оценил состояние юного дарования (не комильфо, пожалуй, заглядывать в карман своему же собственнику), но арестованных на латвийских счетах $ 80 млн хватило бы, чтобы отдать долг Фонда.

В теории все просто, а в реальности никаких персональных взысканий за два года «банкопада».

Директор-распорядитель Фонда Константин Ворушилин разводит руками — не к нему вопросы, потому что когда находили в банках нарушения, то передавали материалы правоохранителям. А оттуда — глухо: «Не то что суд не — в суд не доказана еще ни одно дело. На сегодняшний день заявлено подозрения, ае в суда не доказана ни одно дело. Не только, скажем, да, по ТОП-ах чипо собственникам, но и по тем заемщикам, которые внаглую украли деньги и не хотят возвращать эти деньги. К сожалению, положительных таких моментов в еще нет пока ».

 

Но Фонд сам вправе подавать гражданские иски — почему этого не делают? Ворушилин говорит, что не могут посчитать ущерб, владельцы с менеджментом нанесли банкам: «Выявить сумму ущерба можем только когда сформируем ликвидмасу, оценим, сформируем, продадим — вот сумма ущерба. Пока для меня наиболее актуальная проблема — это вернуть то … ну как для меня, для Фонда наиболее актуальна — это вернуть активы, которые были выведены из банков ».

Третий год Фонд не может посчитать убытки. Хотя закон выписан просто, считать надо не после распродажи — а до суммы долгов вычитаем оценочную стоимость имущества, должен минус — стучится в дверь, не откроют — идешь в суд.

Проблемы с удержанием действительно, разъясняют юристы-практики, но несколько иные.

Первая — судиться дорого. Речь идет о судебном сборе. На таких гражданским делам он составляет 1,5% от суммы иска. Если Фонд захочет взыскать миллиард — сам должен найти 15000000. Проблема банальная, но критическая, утверждают в ФГВ — в банках и в Фонд таких денег нет.

 

Вторая — уничтожена банковскими мошенниками доказательная база. На суде надо доказать, что действия собственника и менеджмента нанесли банку ущерб. Николай Коломоец — директор юридического департамента ОАО «БГ Банк», сегодня он разгребает завалы в знаменитого банка экс-генпрокурора Виктора Пшонки. Объясняет — суда надо продемонстрировать причинно-следственная связь между действиями конкретных лиц и вредом, который понес банк. Реконструировать эту цепочку в тех условиях, в которых функционирует украинская банковская система, говорит юрист, очень сложно: «Когда заходит уполномоченное лицо, она осуществляет определенные меры, после того, чтобы отмотать назад, что тут происходило. Во-первых то, что отражено в учете банковском, во-вторых это документы — приказы, решения правления, наблюдательного совета. Обычно документы, подтверждающие проведение таких (сомнительных, — авт.) Операций — они исчезают. В «БГ Банка» именно так и было сделано: пришли работники, и узнали, что в юридическом департаменте вскрыть сейф, отсутствуют протоколы правления, протоколы наблюдательного совета, нет части приказов. И вот вопрос возникает в таком случае по доведению — когда вы говорите «человек принял решение» — докажите, что она приняла это решение ».

При этом вопросом и проблемой доказательства чего ФГВ сам и не занимается. Вместо этого он уже год экспериментирует с пробными аудитами.

Пройдет — не пройдет, а 18000000 заплатим

 Дело в том, что в 2015 Украина пообещала МВФ провести т.н. форензик аудит (forensic audits) и выявить мошенничество руководства и владельцев банков. В феврале написали многообещающий письмо о намерениях — за несколько месяцев выбрать аудиторов, уже в июне начать расследование. В реальности же год понадобился, чтобы только определить аудиторов.

Сейчас две всемирно известные компании из Большой Четверки проводят комплексную проверку в «Дельта-банка» и «Надра». Форензик-аудит первой заказали Ernst & Young, вторую прочесывает KPMG. Аудиторы получат за свою работу 18000000 гривен. Ее результаты можно будет показать МВФ. Как красивую презентацию.

Но юридических последствий эти проверки не будут. Ведь украинское законодательство даже явления такого, как заказанный «форензик-аудит», не знает — объясняет Николай Коломоец: «Форензик аудит» это для украинских реалий — красивое слово заимствовано. Потому что у нас есть «аудит», у нас есть стандарты проведения аудита, у нас есть требования, установленные соответствующим законом. «Форензик» вы можете в частном порядке заказать у специалиста, чтобы вы поняли, что у вас произошло на предприятии ».

Так что значение форензик-аудита в Украине разве что совещательный, говорит юрист. А для суда все равно потом придется делать традиционную судебную экспертизу, ведь эти две процедуры принципиально отличаются уже хотя бы тем, что аудиторы работают с цифрами, а не исследуя подлинность документов: «Если аудитору показывают ряд документов — он их принимает. Он не будет смотреть, чья подпись там стоит, или это печать банка, или это ее подделка. Он может указать, что там где-то какой-то подпись не похож. Но его мнение по этому поводу она ничего не будет значить в юридической плоскости. И мы проведя аудит, его выводы в пределах стандартов, которые мы имеем, будет абсолютно верным, но с точки зрения приведения в пределах того же гражданского судопроизводства, мы можем получить противоположный результат в рамках процесса проведя ряд экспертиз ».

В самом Фонде признают — не знают, как результаты работы за 18000000 пройдут в суде. Константин Ворушилин рассказывает, что год назад, когда заказывали эти недешевые услуги, у них самих не было ни опыта, ни понимания, что такое форензик: «Вообще не было в Украине форензик как такового, мы сейчас набиваем шишки … Я там знаю. Мы будем доказывать … ».

Один в поле воин

Пока Фонд ожидает, что скажут правоохранители и экспериментирует с аудиторами, вкладчики «VAB Банка» ждать устали и в конце концов сами пошли в суд взыскивать свои деньги непосредственно с Бахматюка. И что интересно — один такой суд в апреле уже выиграли. Без правоохранителей, без дорогостоящих аудитов, собственными силами им удалось то, что Фонд не может (или не хочет?) Уже второй год.

 

Как им это удалось сделать? Решение этого суда в реестре закрытое от общественности, ведь в нем содержится банковская тайна. Однако детали дела мы узнали непосредственно у юриста, который ее выиграл — Арсена Маринушкина, сам вкладчик VAB и юрист, недавно он также занимает должность замглавы Совета общественного мониторинга при ФГВ.

Маринушнин объясняет: банк «ложится» не за один день, это длительный процесс, в ходе которого в Нацбанке генерируется целый ряд документов, в которых объясняется — что происходит в банке: «Перед тем как признать банк неплатежеспособным, сначала вводится в банк куратор,

Устанавливается особый контроль за деятельностью, о этом осуществляется жестокий банковский надзор со стороны НБУ по расходам, признается банк проблемным, запрещается осуществлять ряд банковских операций, снова банковский надзор — потом после того как был выполнен план финн урегулирования банк признают неплатежеспособным и затем ликвидация. Вот во всех этих документах — между проверками банковского надзора и служебной документации НБУ полные показания бездействия владельца банка ».

То есть получается, что вся доказательная база, необходимая для того, чтобы показать суду, что банк дошел до состояния неплатежеспособного из-за бездействия владельца, уже давно собрана самым Национальным банком. Надо только попросить. Правильно попросить.

Вкладчики спрашивали эти документы в НБУ, однако ответа не было, да и не могло быть — документы содержат банковскую тайну. Однако закон в таких случаях, когда есть сложности в получении доказательств у сторон дела или других лиц, участвующих в деле, обязывает сам суд по ходатайству сторон истребовать такие доказательства. Что и было сделано: в Нацбанке приняли копии постановлений НБУ об отнесении VAB к категории сначала проблемных, а затем неплатежеспособных, вместе с документами, подтверждающими ее принятия, копии докладных и объяснительных, информацию о куратора и копию его отчетов. Хотя окончательное решение с рассмотрением дела по существу в реестре закрыто, однако полный перечень документов можно найти в промежуточном постановлении.

Далее, объясняет Маринушкина, суд дал одолжу ознакомиться с документами, в протокольном режиме зафиксировал те моменты, на которые он обратил внимание и на основе этого принял решение. Решение удовлетворить требования в полном объеме. Так был выигран суд на 10000000, рассказывает юрист.

Сегодня Маринушкина ведет еще с десяток аналогичных дел вкладчиков VAB против Бахматюка. Признает: выиграть такой суд — не значит автоматически получить деньги, их из яичного миллиардера еще надо взыскать. Однако вкладчики не сдаются, ведь факт остается фактом: доказать вину по меньшей мере одного владельца в падении по меньшей мере одного банка и добиться, чтобы суд обязал его открыть кошелек, оказалось вполне возможным. И не госучреждении, которая по закону должна это делать, а просто людям, которые по-настоящему были в этом заинтересованы.

Источник: http://bihus.info/

1463126383_30